Доросла категорія. Поезія. Павленко Тетяна.

Біографія

Тетяна Павленко (35 років) народилася в Херсоні. Перші римовані рядки почала складати в ранньому дитинстві, а справжні вірші з’явилися вже у шкільні роки.

У творчому доробку поетеси дві авторські збірки для дітей «Далекая планета» (2006 р.) і «Про що шепоче листя» (2012 р.), а також збірка ліричних віршів «Такая, как все» (2017 р.).

Тетяна Павленко є членом Всеукраїнської творчої спілки «Конгрес літераторів України».

Скажи мені, Боже…

Скажи мені, Боже,

чому в нашім місті солдати?

І небо чому не блакитне,

а в чорнім диму,

І в ньому гуркоче не грім,

а убивчі снаряди?

А ми у підвалі,

у темнім підвалі.

Чому?

Я тут уже звикла

не плакати і не боятись,

І «Смерчі» від «Градів»

умію на слух відрізнять,

Я знаю, як обстріл –

подалі від вікон ховатись,

А ще я навчилась

під кулями

миру

чекать.

Молюся в кутку

і благаю про спокій в країні,

А поруч стріляють,

і стіни від цього дрижать…

Скажи мені, Боже,

у чому такому ми винні,

Що Ти дозволяєш

злим людям

нас тут

убивать?

* * *

Михаилу Шульцу

Пепельное небо января

на миг качнулось.

Мягкой стала твердая земля

и вдруг прогнулась.

Мгла вокруг сгущаться стала

и накрыла.

Воздух, словно мед, густой,

вдохнуть нет силы.

Оглушая, тишина звенит.

И странно

Силуэтом мамино лицо

среди тумана.

Мерзлая земля. И грязный снег.

Слышны раскаты

Пулеметной очереди,

автоматной…

Жжет внутри,

как раскаленное железо.

Пуля? Жало? Не понять…

То свет, то бездна…

Чьи-то крики,

чьи-то тени рядом

Суетятся…

Уплывает все куда-то.

Боли нет, а, может, есть –

уже не важно,

И почти не больно,

и не страшно.

В пепельное небо января

душа летела,

Не нужны ей больше якоря

земного тела…

Быть сильной

Быть сильной – значит, прятать слабость,

Проблемы все решать самой,

Скрывать тревогу и усталость,

И каждый день, как будто в бой.

Быть сильной – это ставить цели,

А не по-глупому мечтать,

И если сел корабль на мели –

Не буксовать, а вверх взлетать.

Быть сильной – значит, не сдаваться,

Вперед и до конца всегда!

Есть только право улыбаться,

Все остальное – ерунда!

* * *

Каждый сам за себя,
На другого плевать!
Проще тихо уйти,
Не заметить, смолчать.


Справедливость искать
Безнадёжно, увы

Равнодушьем забита,
Умирает в крови.


Под забором, как бомж,
Тихо Правда живет – 

Кто монету подаст,
Кто подальше пошлет.


Совесть где-то уснула
Летаргическим сном,
Позабытая всеми,

В этом мире глухом.


Так, бесправны и серы,
Никого не любя,
Существуем, как тени
,
Каждый сам за себя.

* * *

Как же хочется уехать,

И уехать далеко,

Чтобы только ветер в поле,

И в округе никого.

Чтобы громко-громко крикнуть

От земли до облаков –

И освободить сознанье

От надуманных оков.

По стерне, колючей, жесткой

Босиком пройти хоть шаг,

Чтоб очистилась от корки

Очерствевшая душа.

Чтобы запах сжатой нивы,

Чтобы неба синий цвет,

Чтобы громкий голос ветра –

На любой вопрос ответ.

Чтоб набраться сил и снова,

В душный город возвратясь,

Потерять, но ненадолго,

Хрупкую с природой связь.

Ода любимой женщине

Твои волосы пахнут летом.

А глаза – грозовые тучи.

Я хочу быть каплю поэтом

И в стихах свои чувства озвучить.

Безграничной нежности волны

Накрывают, и в них тону я…

Лишь тобой до краев наполнен.

Как художник, твой образ рисую.

Ни один парфюмер на свете

Разгадать никогда не сможет

Тот дурманящий запах лета

Твоей нежной, манящей кожи.

Из меня музыкант никудышний,

Но сыграл сам маэстро бы вряд ли

Ту симфонию, что я слышу,

Когда ты находишься рядом.

Для меня ты – загадка века,

Как улыбка самой Джоконды.

Ты – моя священная Мекка.

Ты – мой плен и моя свобода!

Осенний день

Осенний день, казалось бы, простужен.

Не прыгает игриво он по лужам,

А шаркает лениво по дороге,

Переставляя еле-еле ноги.

И, жалуясь на сильный ветер маме,

Бубнит тихонько по ночам дождями.

Закутан в теплый плед он, с чашкой чая

Ждет с нетерпеньем солнечного мая.

* * *

Снежок на три счета,

как в вальсе, кружится,

И пахнет горячим

вином и корицей

В уютном кафе,

где тепло от камина,

На окнах – гирлянды,

на стенах – картины.

В углу патефон

то грустит, то смеется –

И тихая музыка

сказочно льется.

А свет от витрины,

домашний и мягкий,

Загадки, узоры,

какие-то знаки,

В снегу отражаясь,

рисует как будто

И дарит всем сказку

и зимнее чудо.

* * *

Акаций сладкий аромат

Пьянит, дурманит,

Их цвет, как будто снегопад,

Все засыпает.

Играет ветер озорной

Листвой зеленой,

И купол неба голубой,

Завороженный.

Льет солнце золотистый мед

Весне на плечи,

И ярких бабочек полет

Пророчит встречу.

* * *

Вьется, вьется виноград, кучерявится.

Подобрал себе наряд, чтобы нравиться

И березке у реки, и рябинушке,

И калине развеселой, и ивушке.

В гроздьях, будто в орденах, грудь могучая,

Отражается на ней солнце жгучее,

Наделяя каждый куст силой дюжею,

Чтобы выстоял в морозы и стужи он.

Всю беспечность и азарт ветер ласковый

Каждой ягодке дарил. И рассказывал

То легенды, то истории разные,

Даже песни пел шальные и страстные.

Дождик, юный озорник, каплей каждой

Утолял у виноградинок жажду,

Наполняя терпким соком и сладостью,

Оставляя летних дней игры-шалости,

Чтоб потом вино пьянящее, чистое

Открывало все секреты и истины.

Сегодня полная луна…

Сегодня полная луна и мне не спится,

Я в ней увидела тебя, чтоб раствориться,

Уйти по лунному лучу и вдруг вернуться,

Снежинкой нежной твоего лица коснуться.

Сегодня полная луна, и я мечтаю,

Как от твоих объятий жарких таю, таю…

И, рассыпаясь по земле росой блестящей,

Я чувствую себя живой и настоящей.

Сегодня полная луна расставит сети.

Я попадусь. Я так хочу. И кто заметит?

Кто разрешит, кто запретит мне обмануться

И с головой в мираж прекрасный окунуться?

Сегодня полная луна, а я разбита:

Осколков груда – не собрать. Душа, как сито,

Но сквозь нее холодный свет в меня струится,

И исчезают между нами все границы.

Сегодня полная луна…